Телефон: +7(916)205-26-09

19.07.2004 11:36   Текст: Ирина Резник.
Как известно, основной враг московской экологии √ автомобиль. Именно он поставляет 94,3% от всех вредных выбросов в атмосферу столицы. На загруженных магистралях ПДК выхлопных газов превышает норму в 16 раз. Все это касается автомобиля "на ходу". Но и после "смерти" автомобиль продолжает отравлять окружающую среду. С другой стороны, утилизация "мертвых" машин √ высокодоходный бизнес, большей частью находящийся сейчас в тени. Все это и было озвучено на прошедшем 13 июля в Мосгордуме совещании организаций, задействованных в системе "Авторециклинг". Совершенно очевидно, что борьба ее представителей за экологическую чистоту и законность удачно сочетается с борьбой за место на рынке, откуда структуры, близкие к мэрии, хотели бы выдавить своих полулегальных конкурентов. Но, разумеется, об этой стороне вопроса на совещании в стенах МГД много не говорилось. Зато была во всей красе развернута картина посмертной жизни автомобиля. Собравшимся было рассказано, что в выброшенном на свалку автомобиле содержатся все те материалы, которые были использованы при его изготовлении: черные и цветные металлы, пластмассы и резинотехнические изделия, стекло и керамика, дерево и картон, текстильные и битумные материалы. И поэтому во всем мире вышедшие из эксплуатации автомобили рассматривают как источник вторичных материальных ресурсов. Европейской комиссией разработан ряд законов, по которым предусмотрено, что при утилизации автомобилей начиная с 2015 года минимум 85% веса должен давать рециклинг (возвращение в оборот) материалов, только 10% могут быть термически переработаны (превращены в энергию) и всего 5% могут быть захоронены. Москва первой в России приняла программу авторециклинга, но существует она лишь на бумаге. На деле сегодня в столице отсутствует единая система по переработке "мертвых" автомобилей. Ежегодно такие автомобили "дарят" городу около 32 тыс. тонн резиносодержащих отходов, 90 тыс. тонн металлолома, 45,5 тыс. тонн мусора. От текущей эксплуатации автотранспорта за год образуется 8 тыс. тонн отходов свинцово-кислотных аккумуляторов, 2,5 тыс. тонн технических жидкостей, 10 тыс. тонн технических масел, 1 тыс. тонн масляных фильтров. И если использованные покрышки еще можно сдать в автосервис за определенную плату, то использованные аккумуляторы просто выкидываются на свалку. Находящиеся же в аккумуляторах соляная кислота и свинец, напомнили собравшимся журналистам представители сиситемы "Авторециклинг", очень опасны: свинец высоко токсичен и, кроме того, обладает неприятной способностью накапливаться в организме. Отработанные масла и охлаждающие жидкости обычно выливаются на землю или в канализацию и попадают в подземные воды. Загрязнение почв городских свалок приводит к самовозгоранию отходов, а загрязнение воздуха дымом горящих автопокрышек (при горении образуются сажа, диоксины, полиароматические углеводороды, мышьяк, хром, кадмий и др.) не добавляет здоровья людям, особенно страдающим астмой и аллергикам, в первую очередь, детям. По мнению выступавших, от брошенных на московских улицах старых автомобилей меньше вреда, чем от исчезнувших в недрах "левых" автомастерских. Брошенные машины доставляют на площадки сбора и хранения, разбирают, извлекая цветные металлы, сливают масла и другие технические жидкости, а кузова отправляют под пресс. Это, конечно, еще не авторециклинг, но хотя бы утилизация. Однако даже простой утилизации в Москве подвергается не более 20% автомобилей. По сводным данным московских префектур, за 2003 год на территории города было выявлено 22713 единиц брошенного автотранспорта. По данным же столичного управления ГИБДД, в Москве ежегодно не предъявляется в установленные сроки к государственному техническому осмотру и выбывает из эксплуатации в 5 раз больше √ до 130 тыс. единиц √ транспортных средств.  Куда уходят остальные 100 тысяч мертвых машин √ собственно, ни для кого не секрет. Хорошо известно, насколько на рынке Московского региона востребованны старые машины. Газеты пестрят объявлениями автомастерских, предлагающих услуги по утилизации. Автовладельцу надо только набрать номер телефона и получить свои 100--200 долларов. Машину у него заберут и снимут с учета. Понятно, что у "левых" мастерских нет ни лицензий на работу с вредными веществами, ни соответствующих технических возможностей, ни желания возиться со всей этой "экологией". Кислоты, резина и другие непривлекательные предметы просто выливаются в городские стоки и вывозятся на свалку. В отличие от корпоративных автовладельцев, частников заставить сдавать нам машины невозможно". (В прошлом году на утилизацию частными автовладельцами было передано лишь 28 машин √ цифра для Москвы смешная.)  В каждом округе должны быть созданы окружные предприятия, которые будут заниматься оценкой элементной базы автомобиля и возможностей ее использования.  Взглянули на проблему и с научно-правовой точки зрения. По мнению завкафедрой промышленно-транспортной экологии МАДИ профессора Юрия Трофименко, ни один из поднятых вопросов не будет решен, пока не появится отдельный закон по авторециклингу. "Нельзя приравнивать отжившие свой срок автомобили к обычным отходам, √ считает он. √ Здесь должны быть решены и вопросы отчуждения (автомобиль √ не бутылка), и экономические вопросы, связанные с остаточной стоимостью узлов и механизмов". В заключение совещания один из его участников посетовал: "Нас опять никто не услышит. Итоги совещания власти, скорее всего, проигнорируют, и получится, что мы тут собрались только для того, чтобы дать информационный повод для СМИ". В ответ на это председатель комиссии Мосгордумы по экологической политике Вера Степаненко пообещала, что Мосгордума выступит с законодательной инициативой о создании федерального закона о залоговой стоимости автомобилей, а также рассмотрит за время парламентских каникул весь пакет предложений, который поступит от организаций, занятых в системе "Авторециклинг". Следующее совещание по этой теме назначено на конец августа. "Мертвые" автомобили и их собиратели пока продолжают свое черное, но прибыльное дело. 13 ИЮЛЯ 2004 22:40
..............